Четверг, 19.04.2018, 15:01

Еженедельная
спортивная газета
Волгоградской
области

Издается с 25 февраля 1997 г.
Интернет-версия - с 21 июня 2011 г.

«  Декабрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Не надо спасать, надо работать
6 декабря в Астрахани и Волгограде стартуют матчи третьего тура чемпионата России по водному поло среди мужских команд. После него коллективы согласно табели о рангах разделятся на две шестерки, каждой из которых предстоит решать свою задачу.
В волгоградском бассейне самой интригующей обещает быть встреча действующего чемпиона «Спартака-Волгограда» и амбициозного столичного «Динамо», ряды которого в межсезонье укрепил призер Олимпийских игр Сергей Гарбузов. Но мне бы хотелось обратить внимание на другую команду, в составе которой также произошли изменения. Это петербургский ВМФ. Клуб по-своему уникальный, не имеющий должных условий для тренировок и финансовой подпитки, он не живет, но выживает, и при этом не унывает. Во всяком случае энтузиазму и изобретательности главного тренера Юрия Чумакова можно только позавидовать. Последнее ноу-хау – привлечь на игры команды 40-летнего центрального нападающего Томаса Шертвитиса, закончившего было карьеру этим летом. В чем здесь изобретение? Да в том, что Шертвитис, имеющий паспорта гражданина и России, и Германии, живет, работает и тренируется в Берлине, а форму ВМФ надевает только на официальные матчи чемпионата России. Эту уникальную ситуацию нельзя было оставить без внимания, а потому мы договорились с Томасом об интервью.


Главный тренер петербургского ВМФ Юрий Чумаков (слева) попросил Томаса Шертвитиса (без шапочки) помочь команде.



– Томас, мы с вами прощались уже дважды: и в 2011 году, и 2012-м. Что же не дает вам покоя, раз опять согласились участвовать в проекте под названием «водное поло»?
– Мне сделали предложение, от которого я не смог отказаться. И финансовый вопрос здесь на первом плане не стоит. Просто я люблю водное поло и люблю играть в него. Очень рад, что выдалась возможность продлить спортивную жизнь. Думал, что уже завершил карьеру. Начал тренировать детей в Берлине, параллельно налаживать свое дело. Но когда Юрий Владимирович Чумаков позвонил и попросил помочь, не смог устоять. Я буду прилетать только на игры, а спортивную форму поддерживать в Берлине. Очень удобно.
– ВМФ не претендует на медали, вы же в составе прежних клубов всегда боролись за «золото», нынешнее положение дел вас устраивает?
– Это новая, неизведанная ситуация для меня. Думаю, ничего страшного нет.
– В прошлом сезоне «Синтез», чьим капитаном вы были, сделал «серебряный» дубль. Его можно занести в актив?
– Скорее да, чем нет. В сезоне 2010/2011 мы заняли третье место в чемпионате страны, а в Кубке России выступили крайне неудачно, став лишь четвертыми. Наверное, этот факт и повлиял на то, что я не завершил тогда карьеру. Не хотелось покидать команду в сложный период. Затем ситуация в клубе более-менее стабилизировалась. И хотя в новом чемпионате мы чередовали хорошие игры с откровенно провальными, к полуфиналу подошли в приличной форме и победили «Штурм-2002».
– А на финал со «Спартаком-Волгоградом» сил не хватило?
– Я так не думаю. Была очень хорошая серия, заслуживающая звания финальной. Играли две равные команды, просто спортивная удача была на стороне «Спартака». Сказался опыт игроков, который в волгоградском клубе выше.


Проигрывать Шертвитис не любит и поэтому кубку за второе место не очень рад

– Средний возраст спартаковской команды – почти 30 лет. Это путь в никуда или оптимальный вариант?
– Существуют естественные физиологические границы, от которых никуда не денешься. Я сам нахожусь в очень преклонном спортивном возрасте. Но считаю, что цифры в паспорте играют не самую важную роль. 37-летний ватерполист может находиться в лучшем функциональном состоянии, чем 25-летний. Все очень индивидуально. Я бы не зацикливался на возрасте. А собственный опыт подсказывает, что надо избегать потуг искусственного омоложения команды.
– Вам не кажется, что некоторые молодые игроки просто пересидели на лавке запасных?
– Очень много лет слушал разговоры о перспективной молодежи и как надо работать, чтобы этой молодежи дать шанс. Я склонен видеть эти вещи очень просто. Если молодой парень не способен выдержать конкуренцию с ветераном, то вряд ли из него получится высококлассный игрок.
– Сейчас принимается за аксиому, что российское водное поло находится в упадке. Кто, по вашему мнению, может спасти этот вид спорта в стране?
– За семь лет, прожитых в России, я видел столько спасателей, что серьезного отношения к подобному подходу не сохранилось. Марат Закиров, например, хорошо работает, и сразу видны результаты. Генеральный директор волгоградского «Спартака» Александр Глинянов уже на протяжении долгого времени создает условия для существования команды европейского уровня. То бишь есть в стране люди, которые никого не спасают, а просто качественно работают. Сегодня они еще в тени революционеров и спасателей, но я очень надеюсь, что критическая масса таких людей будет накоплена и тогда не нужно будет никого и ничего спасать. Революции наконец уступят место реформам. Российскому водному поло как воздух нужна простая, четкая и действенная концепция. В первую очередь требуется немедленно создать абсолютно независимую организацию, занимающуюся делами российской лиги. Тот факт, что федерация водного поло до сегодняшнего дня танцевала на двух свадьбах, занимаясь делами национальных сборных и клубных чемпионатов, является одним из важнейших факторов, приведшим к кризису. Хочу обмолвиться по поводу «импортных» спасателей. Сегодня в российском водном поло работают несколько балканских специалистов. Они безусловно являются первоклассными ремесленниками. Но слепая вера в «балканскую школу» опасна. Кому нужны будут подготовленные ею ватерполисты, если к тому времени не будет существовать лиги? Российскому водному поло сегодня нужны управленцы и хозяйственники. Но люди, которые могли бы наладить эту работу, не остаются, они уходят из водного поло. Год за годом, поколение за поколением. Растворяются в туманной дымке. Чтобы вернуть их, нужен соответствующий уровень зарплат. Не восемь тысяч рублей, которые сейчас составляют ставку детского тренера, а 200–300–400 тысяч, как подобная должность того заслуживает. Это касается и тренеров, и пресловутых топ-менеджеров.
– Но существуют же энтузиасты своего дела, которые качественно выполняют работу, несмотря на низкую зарплату.
–  Если труд недостойно оплачивается, это приводит к пагубным последствиям, что мы сейчас и наблюдаем в России и в других республиках после распада СССР. Моя точка зрения, конечно же, идет вразрез с устоявшимся мнением большинства российских сограждан, но я считаю, что причиной развала Советского Союза является не проигранная технологическая холодная война с Америкой, не пресловутые козни каких-то западных разведок, не инопланетяне, а год за годом целенаправленно уничтожавшаяся система образования. Потому что государство, где рабочий у станка получает 400 рублей, а преподаватель или медик – 120 рублей, обречено. Это лишь только вопрос времени. И ситуация на сегодняшний день, к сожалению, не меняется.


Когда Шертвитис в хорошей форме противостоять ему сложно

– Расскажите о немецком водном поло, как построена работа клубов, на что они живут.
– В высшей лиге чемпионата Германии выступают двенадцать команд, еще двенадцать – во второй. К сожалению, на сегодняшний день качество игры  клубов оставляет желать лучшего. В девяностые годы чемпионат Германии был довольно сильным, хотя мне не всегда так казалось. А сейчас настали не лучшие времена. Если говорить о немецкой спортивной системе, то в основном она состоит из общественных организаций, без дотаций из государственного бюджета. Могу привести пример берлинского «Шпандау-04», за который я выступал. Это спортивный клуб со своей инфраструктурой. Ватерпольная команда финансировалась в основном за счет взносов членов клуба, а это порядка четырех тысяч человек.
– Члены клуба… Звучит, как в книжке.
– Это старинная европейская система. За взносы, как правило, очень скромные, люди имеют право пользоваться всеми привилегиями. Обычно это услуги стадиона, бассейна, тренажерного зала, сауны, кафе… Также спортклубы пекутся о том, чтобы организовать программу для семей. Допустим, член клуба может привести своего ребенка: сначала он будет плавать, потом останется делать домашние задания. В это время его мать или отец позанимаются теннисом, потом сядут в отличное кафе, где полистают газету или встретятся с партнерами по бизнесу. То есть в первую очередь клуб – это точка общения людей по интересам. Соответственно, если вы не член клуба, то доступа к перечисленному не имеете.
– А если я хочу заниматься спортом, но у меня неприятие всяких клубов и обществ, то что делать?
– Надо искать себя в высшей математике.
– Известно, что у вас неспортивное образование.
– К сожалению, я не завершил обучение. Учился на юриста в берлинском университете.
– А российские законы знаете?
– Не в той степени, в какой немецкие. К тому же в России большинство законов не работает. Можно издавать самые прекрасные законы, конституция может быть самая гармоничная, которая когда-либо существовала в истории человечества, но все это не будет действовать, если каждый отдельно взятый гражданин не готов принять и исполнять правила. Отношение россиян к законам приводит к большим проблемам, в частности к коррупции. Но дискуссия о коррупции в России ведется на таком печальном кухонном уровне, что хочется плакать. Когда в пример для подражания приводят систему Китая, где ежегодно больше казненных людей, чем на всей оставшейся планете, у меня это вызывает крайнюю степень негодования. Несмотря на многочисленные казни, до сегодняшнего дня КНР остается одним из самых коррумпированных государств. Есть одна очень простая формула, которую давным-давно усвоили в других местах. Коррупция существовала, существует и будет существовать там, где существуют запреты. Все очень просто: чем больше запретов, тем больше вероятность коррупции.
– Вы ходили на выборы Президента России?
– У меня нет прописки. Но это даже не главное. На пост Президента не было ни одного реального претендента, то есть как таковых выборов не существовало. А зачем ходить на то, чего нет?
– Если бы вы жили в российской столице, пошли бы на Болотную площадь?
– Я считаю, что любой протест, любое мнение обязательно нужно выражать. Но я стараюсь избегать массовости, меня не привлекают демонстрации.  Это на уровне интуиции.
– Интуиция - вещь полезная, особенно в спорте. Но без хороших физических данных в нем никуда. За счет чего удается поддерживать форму?
– Лично мне помогает опыт. Существует огромное количество мнений на эту тему, но выводить какую-то среднюю формулу для всех спортсменов – это шарлатанство. Любой, кто будет утверждать,  что знает, как нужно делать, чтобы всем было хорошо, – шарлатан. Заявляю об этом с полной ответственностью. Нужно смотреть на каждого атлета индивидуально, находить для каждого свои формулы. Потому что некоторые спортсмены, такие как я, балуются табаком и алкоголем, к нам нужен особенный подход.
– Табак, алкоголь, что-нибудь другое?
– Наркотикам не место в спорте.  Они наносят вред невосполнимый.
– Слышала, что был ватерполист, который мог до четырех утра накачиваться кокаином, а вечером играл как бог.
– Был такой. Он выступал в восьмидесятых. Да, этот человек, не будем называть имени, оброс неким ореолом легендарности, но он очень быстро сгорел.  Не думаю, что его можно причислить к положительным персонажам. И просто уверен, что сейчас, когда водное поло находится на таком уровне, он не потянул бы.
– Несколько лет назад в российском юношеском водном поло произошел скандал, который предпочли не афишировать, - игроки национальной сборной были дисквалифицированы за употребление допинга. А в переводе на доступный язык ребята просто накурились травы. 
– Мое мнение – марихуана ни в коем случае не может считаться наркотическим средством до тех пор, пока алкоголь таковым не считается. Это совершенно абсурдная позиция большинства государств. Чем она обусловлена, я не понимаю. Наверное, каким-то культурным, моральным, этическим наследием. Просто если мы сопоставим количество преступлений, которое совершается под влиянием алкоголя  и каннабиса, то первых намного больше. При этом лично я никакого отношения к марихуане не имею, говорю абсолютно искренне. Не мое это.
–  А что ваше? Какой любимый алкогольный напиток?
– Я – мусорное ведро. Если я пью с целью «нажраться», то мне абсолютно все равно, что пить, в каком порядке и так далее. А если я употребляю алкогольный напиток с целью удовольствия, наслаждения, то мне очень нравятся определенные сорта виски, вино, вкусное пиво.
– Что за поводы бывают, чтобы «нажраться»?
– Я скорее пью от радости, не пью от печали.
–  То есть успех в соревнованиях мог бы стать таким поводом. Но вы столько лет в спорте, и каждый год одно и то же: победы-поражения, победы-поражения. Неужели водное поло может и сейчас доставлять вам яркие эмоции?
– Ничего не меняется абсолютно. Все, как и в молодости. Просто появилась способность бороться с внешними проявлениями эмоций, но внутри все тот же пыл. Спорт – это любовь, это страсть, это целый мир. Это огромное количество шансов реализовать себя, продемонстрировать и себе самому, и окружающим способности. К сожалению, в обыденной жизни такие возможности предоставляются не всегда. Я очень благодарен судьбе за то, что имел и до сих пор имею честь находиться на таком уровне в спорте.


Вместе с "Синтезом" Шертвитис завоевал Кубок России в 2010 году

– Есть ли в вашей жизни что-то еще, что способно доставить такие же сильные эмоции, как спорт?
– Это любовь. В первую очередь любовь к женщине, а из нее уже органическим образом вытекающая любовь к детям. Это тоже не приедается никогда, как и победы.
– Что для вас Олимпиада? Послушать спортсменов, так это  смысл жизни, венец карьеры…
– Да, тут мы схожи. Для всех спортсменов, за редким исключением, таких как футболисты, Олимпиада – это главный старт жизни, самое яркое впечатление за карьеру, которое можно получить. Это то, к чему мы все стремимся, о чем мечтаем, не спим ночами.
– Вот уж не поверю, что из-за Олимпиады вы можете потерять сон.
– Сейчас, наверное, уже нет.
– А вам не кажется, что Олимпиада – это выдуманная сказка? Прикоснись к ней, и она потеряет свое волшебство. Другими словами, когда вы попадаете на Игры,  получаете ли те ни с чем не сравнимые эмоции, которые ожидали?
– Вы совершенно правы, Олимпиада – это некая легенда. Но она не становится для меня от этого менее важной. Я считаю, что такие  культурно-социальные феномены в истории нашего общества имеют огромное значение. Приведу пример Сократа. Он сам не написал ни одной строчки. Мы знаем о нем только из свидетельств других, не менее известных деятелей, таких как Платон и Ксенофонт. Безусловно, можно дискутировать, насколько тот образ Сократа, который мы имеем, соответствует действительности. Но мне это неинтересно. Мне интересен и важен Сократ тем, что из поколения в поколение он питает уверенность в себе всех тех, кто хочет мыслить, кто стремится к тому, чтобы мыслить. С таких личностей, как Сократ, Александр Македонский, люди и должны брать пример. Ни в коем случае не с Ленина или Гитлера.
– Постойте, но разве в сущности своей Македонский не поработитель?
– Сегодня мы не узнаем о нем всей  правды. Но я читал, что Александр Великий отличался от других полководцев как раз тем, что во всех уголках огромной империи его почитали как просветителя, освободителя, реформатора. Очень красивая легенда.


Игры "Синтеза" и "Спартака-Волгограда" нередко похожи на военные баталии

– Почему мужчины так любят «войнушки»? Некоторые в своей жизни ни одной художественной книги не прочитали, зато наизусть знают энциклопедические тома по истории войн или устройству танков.
– Я думаю, особенный интерес к этой теме обусловлен генофондом. Еще недавно жизнь человека ежедневно была наполнена какими-то смертельными опасностями, а сейчас мужчинам не нужно каждый день с оружием в руках или без него защищать то ценное, что у него есть. Это новая ситуация для человечества. Однако память о военных конфликтах, наверное, осталась в крови. Умение обращаться с этим – очень важно для нынешней жизни. Я критически настроен по отношению к теме войны, особенно к теме Великой Отечественной войны. Идеализация самой массовой бойни в истории человечества ужасна, и поклонение этому – весьма спорно для меня. Но и забывать об этом ни в коем случае нельзя. Праздничные гулянья в день Победы по меньшей мере странны, считаю, что самым правильным отношением к этой дате был бы  глубокий траур. Чтобы люди помнили, что нужно ежедневно прилагать все усилия для того, чтобы подобное больше не повторилось. Ни с какой стороны: ни с востока, ни с запада, ни с юга, ни с севера. Все, кто живет на земле, должны стремиться к этому.
– В Волгограде и Берлине есть уникальные монументальные сооружения в память о войне – Мамаев курган и Трептов-парк, вы бывали там?
– Да, конечно. Это как раз те вещи, которые могут напоминать ежедневно о том, что было, что стало. Это действительно наша история. Просто отношение к ней у некоторых неадекватное. Подрастает новое поколение, и я не знаю, насколько молодежь отдает себе отчет, что же на самом деле тогда происходило, что скрывалось под занавесом великой борьбы.
– Вы знаете, как преподают историю Второй мировой войны в Германии?
– Когда я переехал в Берлин, мне пришлось учиться в гимназии, по-нашему в средней школе. Так там с начального курса и до последнего года обучения снова и снова на всех этапах возвращаются к теме войны. Действия Германии оцениваются очень критически,  радикально. В отличие от России, где имена тиранов встречаются всюду, в Германии улицы и города в честь Геббельса и Гитлера не называют. Безусловно, много уделяется внимания теме холокоста, уничтожения не только евреев, но и других народов. Забыть это немцы не могут и не стремятся. Но иногда кажется, они тоже перегибают палку.
– Вы могли бы охарактеризовать жителей Берлина? Давным-давно, на мой беглый взгляд, они показались очень экономными, с не всегда понятным желанием из минимума вложений выжать максимум прибыли, даже если при этом нужно эксплуатировать детский труд…
– Искренне затрудняюсь вывести какой-то среднестатистический персонаж. Конечно же, существует разница в характерах народов, менталитете, восприятии жизни. Но я бы проводил сравнение не между жителями Германии и России, а скорее между гражданами государства с устоявшейся либеральной системой и страной, еще не определившейся с жизненными ценностями. В Европе уровень самооценки граждан совсем другой, им не нужно никому ничего доказывать. Богатые люди могут позволить себе выйти на улицу в заштопанных вещах, и это совершенно не будет их смущать. А вот там, где с вопросом самооценки сложно, люди пытаются демонстрировать свою состоятельность какими-то внешними атрибутами. То, что вам бросилось в глаза в Берлине, это не скупость абсолютно,  просто немцы часто не в состоянии понять финансовое положение других людей. Я не раз сталкивался с этим. А вообще бог очень справедливо распределил по всей планете умных и идиотов, скупых и щедрых. Думаю, тут большой разницы нет.
– С какими трудностями пришлось вам столкнуться при переезде в Германию?
– Их было огромное количество. Первые два года я ненавидел всех немцев вкупе и каждого в отдельности. Я приехал молодым 21-летним амбициозным человеком с определенным мнением о себе, но не знал ни единого слова на немецком, и мне было очень сложно продемонстрировать себя, объяснить, какой я на самом деле. К тому же, надо сказать правду, до сегодняшнего дня приезжие из восточных государств – России, Казахстана и других – это иностранцы второго класса. Французы, итальянцы, американцы априори воспринимаются несколько иначе. С таким отношением мне пришлось столкнуться на собственной шкуре, иногда это было обоснованно, иногда нет, но я очень сильно переживал. Однако когда ценой больших усилий и борьбы с собой удалось добиться того уровня знания языка, что я смог наконец объяснить, кто я, ситуация изменилась в лучшую сторону.
– Решение о переезде принималось же не спонтанно, наверное, можно было дома подготовиться, язык подучить…
– Можно было.  Но с моим характером – нет.
– По генам вы литовец, выросли в Казахстане, «оперились» в Германии, но владеете российским паспортом. Кто вы?
– Не в первый раз мне задают этот вопрос, и я уже сформулировал ответ. Есть две перспективы – как меня видят и как я сам себя вижу. В России меня воспринимают,  может быть, не иностранцем, но все равно несколько экзотической фигурой. В Германии немцем тоже вряд ли считают. Поэтому с этой точки зрения однозначного ответа нет. Кем я себя вижу? Для меня был и остается родным городом Алма-Ата, я очень люблю его. Но я также полюбил Берлин, это мой город на сто процентов, я с огромным удовольствием там живу. А по поводу национальности…  для меня это значения не имеет.
– Что вас не устроило в Казахстане, раз переехали в Германию?
– Многим, наверное, не понравится то, что сейчас скажу. Я родился и очень быстро понял, что в этой системе жить не буду. То есть либо я погибну в борьбе против системы, либо  покину государство с этой системой. Жить в рабовладельческом строе – это не мое.
– А почему вы решили выступать за сборную Германии, которая никогда к грандам водного поло не принадлежала? Ведь могли пойти по стопам партнеров по юношеской сборной СССР и выступать за Россию?
– Мы вместе начинали с Козловым, Максимовым, Чомахидзе, Ерышевым... Потом было короткое, но яркое выступление за так называемую вторую взрослую сборную Советского Союза. А затем случился распад СССР, и я оказался в сборной Казахстана. Провел за нее довольно много матчей, даже есть яркие победы, в их числе на Азиаде. После переезда в Берлин у меня был только один паспорт – немецкий, а потому вопроса выбора как такового не стояло. За сборную Германии я отыграл больше десяти лет, побывал на двух Олимпиадах. Самое приятное воспоминание – пятое место на Играх в Афинах. Наша команда продемонстрировала интересную, свежую игру и разозлила многих именитых соперников.


За сборную Германии Шертвитис отыграл больше десяти лет

– И все же, если бы сборная России отобралась на Олимпийские игры в Лондон, то шанс примерить бело-сине-красную форму у вас бы был. Фамилия Шертвитис значилась в расширенном списке кандидатов на участие в ОИ-2012.
– В любом случае я бы не поехал в Великобританию. Во-первых, главный тренер российской сборной Владимир Карабутов не предложил бы мне этого и поступил бы совершенно правильно. Трудно, конечно, говорить самому себе: все, парень, эта песня уже спета, но нужно уметь смотреть правде в глаза. А во-вторых, я бы не стал выступать за новую сборную, потому что национальные команды не меняют как перчатки. Если бы я принял предложение и посмотрел бы на себя со стороны, то пришел бы в ужас: вот, играл за одну страну, потом за другую, затем за третью… Я бы не хотел, чтобы кто-то задумывался о моей внутренней честности. Потому что когда я смотрю на игрока, который выступал сначала за Бангладеш, потом за Финляндию, а после поехал играть за Колумбию, то у меня не возникнет никаких сомнений по поводу его человеческих качеств.
– А вас не возмущала мысль, что приходится брать российское гражданство, чтобы не считаться в чемпионате легионером?
– Ситуация была интересная. Не обошлось без сложностей. Но я видел новые перспективы, которые меня интриговали.
– Как считаете, лимит на легионеров – это жизненная необходимость или лоббирование чьих-либо интересов?
– В конкретном случае это решение привело к радикальному снижению качества российского чемпионата, и как следствие – к тяжелейшему кризису сборной. Давайте вспомним историю. В 2000 году сборная завоевала «серебро» на Олимпиаде в Сиднее,  в 2004-м  – «бронзу» в Афинах. С 1998 года российские клубы были постоянными претендентами на победу в европейских турнирах. В 2000-м «Динамо» выиграло Кубок обладателей кубков, в 2007-м «Синтез» стал победителем Кубка ЛЕН Трофи, а в следующем сезоне его достижение повторил «Штурм-2002». Но в феврале 2008 года российская сборная не смогла отобраться на Олимпийские игры в Пекине, и было принято постановление сократить количество легионеров в клубах до одного. В федерации это решение аргументировали следующим образом: легионеры блокируют места в командах и лишают юных ватерполистов возможности попасть в состав, а сборной нужна свежая кровь. По прошествии четырех лет мы видим результат: отсутствие российской сборной на международной арене стало обыденным, а российские клубы практически не конкурентоспособны на европейском уровне. Посмотрим, что будет дальше…
Марина Ткач

Наша справка

Томас Альгисович Шертвитис

Родился 2 сентября 1972 года в Алма-Ате
Рост 198 см, вес 115 кг

Победитель Азиатских игр (1994) в составе сборной Казахстана. Бронзовый призер Мировой лиги (2005), участник Олимпийских игр в Афинах и Пекине в составе сборной Германии. Многократный победитель чемпионата и Кубка Германии в составе «Шпандау-04». Чемпион Греции в составе «Олимпиакоса» . Чемпион России, победитель Кубка России, обладатель Кубка ЛЕН Трофи в составе казанского «Синтеза»


Категория: Персоны | | Теги: Николай Козлов, Томас Шертвитис, Александр Глинянов, Владимир Карабутов, Юрий Чумаков, Синтез, Марат Закиров, Спартак-Волгоград, вмф

  • Волгоградская областная федерация кикбоксинга

  • Гандбольный клуб Динамо

  • Гандбольный клуб Каустик

  • Футбольный клуб Цемент
  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz